Стихи [каталог в первом сообщении]

"Отовсюду обо всем или мировой экран", - как говорил Бендер о своих снах.
Аватара пользователя
Виктор
Основатель Школы
Сообщения: 11337
Зарегистрирован: 14 мар 2002, 07:27
Откуда: Москва
Поблагодарили: 1310 раз

Сообщение Виктор »

Доцент, хочу обратить Ваше внимание на то, что я стараюсь размещать здесь стихи такие и тех авторов, которых мало кто встречал и читал. Конечно, отбираю я их по субъективному пристрастию, это понятно. Не так легко найти достойную новую и незатертую поэзию.
Но зачем же размещать здесь стихотворения банальные? Не в том смысле что они плохие, это - классика, но прочесть их можно везде, наверное и в школе учат или проходят...
Иногда возникает впечатление, что кто-то хочет просто отметиться...
Эдак можно просто забить сюда какую-нибудь поэтическую хрестоматию... Подряд - Пушкина, Лермонтова, Некрасова, Есенина... Только зачем?
доцент Авас
Сообщения: 780
Зарегистрирован: 16 дек 2009, 12:10
Благодарил (а): 132 раза
Поблагодарили: 29 раз

Сообщение доцент Авас »

Обижаете, Виктор Сергеевич. Я ответил насчёт "не откладывать на завтра...". Они отвечают внуреннему душевному настрою. Ну так, как скажете. Намёк ясен. Конечно же, я не знаток штилей.
Аватара пользователя
Виктор
Основатель Школы
Сообщения: 11337
Зарегистрирован: 14 мар 2002, 07:27
Откуда: Москва
Поблагодарили: 1310 раз

Сообщение Виктор »

Нет у меня такого стремления - Вас обидеть.
Но Вы же и сами могли бы прикинуть: ну почему я не выставляю здесь известных со школы поэтов и их поэзию? Наверное есть какая-то иная цель, да? И ее можно понять по тому, какие тексты выставляются мной...
доцент Авас
Сообщения: 780
Зарегистрирован: 16 дек 2009, 12:10
Благодарил (а): 132 раза
Поблагодарили: 29 раз

кат

Сообщение доцент Авас »

Нет, Виктор Сергеевич, так и не понял... Хотя пролистал для этого всю тему, хоть и наскоро. Да, видно Аваса в последние дни много стало. Всё. Умолк Авас.
Nikeyn
Сообщения: 453
Зарегистрирован: 4 дек 2007, 22:17
Откуда: г. Брест

Стихи

Сообщение Nikeyn »

Человеку надо мало:
чтоб искал и находил.
Чтоб имелись для начала
друг - один
и враг - один...
Человеку надо мало:
чтоб тропинка вдаль вела.
Чтоб жила на свете мама.
Сколько нужно ей - жила...
Человеку надо мало:
после грома - тишину.
Голубой клочок тумана.
Жизнь - одну.
И смерть - одну.
Утром свежую газету-
с Человечеством родство.
И всего одну планету:
Землю!
Только и всего.
И - межзвездную дорогу
да мечту о скоростях.
Это, в сущности,-
немного.
Это, в общем-то,-
пустяк.
Невеликая награда.
Невысокий пьедестал.
Человеку мало надо.
Лишь бы кто-то дома ЖДАЛ.

Автора не знаю. Но стихотворение хорошее. ИМХО.
It has all been very interesting
Yolga
Сообщения: 110
Зарегистрирован: 17 май 2008, 01:59
Откуда: Екатеринбург
Благодарил (а): 2 раза
Поблагодарили: 1 раз

Сообщение Yolga »

Это - Роберт Рождественский. (и-нет сказал :D)
Аватара пользователя
Виктор
Основатель Школы
Сообщения: 11337
Зарегистрирован: 14 мар 2002, 07:27
Откуда: Москва
Поблагодарили: 1310 раз

Сообщение Виктор »

Снег идет,
Босой идет по крыше,
По деревьям, по карнизам.
Тише.
Снег идет,
Он нежностью пронизан,
Он нигде, конечно, не прописан.
Он живет на каждом перекрестке,
Он похож на звезды и на блестки.
Он похож на мальчика в кроватке,
Он похож на чистые тетрадки.
Снег идет, не ведая печали.
Я и сам таким же был вначале.
Владимир Беспалько

Это небо сквозь клочья туч, незнамо куда.
Эта радость в пролетах дней, не понять откуда.
В опустевших окнах, как в лужах, стоит вода
В ожиданье чуда.
И оно наступает. И листья падают вниз.
На блестящий асфальт и на тусклую рябь канала.
И случайный голубь, спланировав на карниз,
наклоняет глупую голову…
Неужели мало?

***
Несправедливо, слышишь?..
Было, да пролетело.
Душу — душа забудет,
Тело забудет тело.
Только ментальный мусор:
Скрепки, значки, бумажки —
Силятся прозвониться,
как телефон в кармашке.
Полина Беспрозванная

Не в стране, не в году —
я живу в измереньи ином.
То к Вольтеру иду
ядовитым погреться вином.
То от рифмы "огонь"
простодушно пылает щека.
И вселенскую сонь
колыбелит напев ямщика.
Подтвердит программист:
"Так и есть, виртуальны миры..."
Дурачок, оторвись
хоть на миг от любимой игры:
Здесь не сайт и не чат,
что мелькают, друг друга пожрав.
Видишь — озеро Чад,
где изысканый бродит жираф...
А подвину курсор —
и Елабуга, перстень, петля...
Небо — мой монитор.
И бездонная память — земля...

* * *
Все будет также, как при мне,
хотя меня уже не будет:
щербинка эта на луне
и суетящиеся люди.
И золотое Рождество
с его цинизмом, китчем, сказкой,
и детской правды торжество
в тетрадке, названной "раскраской".
Мы наполняем трафарет
беспечной зеленью надежды.
Шальной прибой, полночный бред,
зимы веселые одежды.
И вдруг в предчувствии конца
печаль под сердцем шелохнется.
И от Небесного отца
лицо к земному обернется.
Какой отчаянный бедлам
трудов и дней беспутно ленных...
И сердце рвется пополам
на Здесь и Там, на две Вселенных...

***
Мне опостылела кровать
И смирный саван шить...
Мне надоело умирать —
И я решила — жить!

Вернуться к прерванным делам,
К укладке кирпичей.
Наперекор антителам
И выдумкам врачей.

Любой нарост — не больше гланд,
И, значит, скажем: нет!
Что знает бледный лаборант
О силе наших недр...

О сопромате от Стиха,
О рифмах начеку...
Проснемся раньше петуха:
Весна, ку-ка-ре-ку!..
Ольга Бешенковская

My way

Плач, застревая в горле гранитной глыбой,
Не превратился в песню, а мог бы, мог...
Я научилась плакать среди улыбок
И не пускать их ближе, чем на порог.

Где-то на грани "трогайте" и "не троньте!",
Там, где боится тени своей звезда,
По холостому выцветшему перрону
Маются воем дальние поезда.

Ночь тарабанит в стекла кривых гостиниц:
Двести рублей — за пару часов любви.
Сердце свое, засохшее, как гостинец,
Молча несу в бутылке из-под крови.

Мой собеседник помнит меня по взгляду,
Запаху кофе и атрибутам сцен.
Ссориться с Богом — глупо и неприглядно:
Щупая средства, — не распознаешь цель.

Прошлое, как развенчанная держава,
Курит тоску во дворике за углом.
Снова чужие дети берут за жабры.
Острая жалость. Нежная грусть. Облом.

Вечное чувство вечного перепутья:
Боязнь оглядки, едкое "впереди"...
Суть — очевидна. Знать бы: а что за сутью?
Скоро ли утро? И почему дожди?..

Голоса

Мой — женский. И твой — мужской.
Твой — грубый. И мой — нежный.
Потрогай меня рукой,
Как первый за жизнь подснежник.

Меняется все: покой,
Шутя, переходит в ругань…
Твой — женский. И мой — мужской.
Твой — нежный. И мой — грубый.

Смотри: за рекой огни.
На киевских сопках — травы…
Нас двое, но мы — одни:
Твой — левый. И мой — правый.

Как водку, — тоску пьем.
Плюем на грудь мавзолеев.
Мы — порознь, но мы — вдвоем:
Твой — правый. И мой — левый.

Смотри: за рукой — рука,
И в каждой — стальные свечи…
Останутся — на века:
Твой — вечный. И мой — вечный…

До свидания

На порог — и в двери. И Бог — судья.
Ухожу в неведомые края;
Ухожу за клекотом журавля;
Ухожу туда, где круглей земля;
Ухожу туда, где свежей струя;
Где еще не я — и уже не я:
Ухожу туда, где любовь моя
Евгения Бильченко

Бриллиантовый пудель

Михаил Афанасьевич, время под утро застыло,
а потом возвратилось к событиям, бывшим вначале.
Ощущение — словно прицелился кто-то в затылок.
И сейчас хлопнет выстрел, осечка случится едва ли.

Вы же знаете, как это — видеть вперед на три хода,
завтра финиш игры, и победа отнюдь не у белых...
Сложат шахматы. Будет надолго паршивой погода —
и ее не исправишь. Нельзя ничего переделать.

Тяжелее гранита, мертво словотворчество судей,
пробил час и пролито вино, как впоследствии масло.
На Владимирской Горке стоит бриллиантовый пудель.
А Владимира нет — это солнце сто лет как погасло.

Мы в Андреевской церкви надежду и веру отпели,
захлебнулись в любви с надоедливым привкусом гари,
звали ангела вниз, и добились — на вербной неделе
прямо с неба сошел настоящий полковник Гагарин.

Он воскликнул: "Поехали!" И улыбнулся. И канул.
И вполне вероятно, что тоже по лунной дороге.
Говорят, был замечен чуть позже в степях Казахстана,
но, наверное, врут — у нас каждый "соврамши" в итоге.

Михаил Афанасьевич, где Вы? И пишется что Вам?
В доме Вашем покойно и тихо. И окна открыты —
жизнь течет, как прохлада и свежесть из сада пустого.
Охраняема той, кто когда-то звалась Маргаритой.
Ну, а наша флотилия бродит извилистым курсом.
Повседневность не краше упившейся насмерть старухи.
И все реже и реже я вижу фигуры най-турсов.
Чаще швондеры здесь.
Алоизии.
И варенухи.
Олег Блажко
Olexandr
Сообщения: 182
Зарегистрирован: 18 апр 2007, 07:17

.

Сообщение Olexandr »

Гудит завод, шагают октябрята, шуршит под башмаком осенний лист, а мама Генку повела куда-то анализы сдавать на яйца глист. У мамы голос тверд, а график точен, с ней спорить абсолютно ни к чему. Конечно, Генка маму любит очень. Но не взаимно — кажется ему. В родном дворе друзья играют в прятки. Кругом висят плакаты «Миру — мир!» Мороженщица толстая в палатке румяным детям продает пломбир. Палатка по пути, палатка прямо, во рту скопилась горькая слюна. «Пломбир! Давай пломбира купим, мама!» — «Я запрещаю» — говорит она. Но как же так? Любой ребенок мира мороженое летом должен есть! А я шесть лет не пробовал пломбира! А мне как раз сегодня ровно шесть! Едят пломбир в Америке, Европе, едят пломбир у нас, какой в нем вред? Но мама больно хрясь его по попе: «Я запретила: это значит — нет!» И Генка, от обиды шмыгнув носом, прошел за мамой молча через парк. И снова обратился к ней с вопросом: давай мы купим нам воздушный шар? Он будет красным как победы знамя! Он полетит на ниточке вперед! Как будто он сегодня тоже с нами анализ в поликлинику несет! Но мама жестко, не моргнув и глазом, ответила ему: «Конечно нет. Шары содержат примеси и газы, а также в них большой моральный вред.» Не спорит Генка, спорить тут не надо, подобный спор всегда чреват бедой. Но впереди аллеи — автоматы с прекрасной газированной водой. «Давай мы внутрь бросим три копейки! А если жалко — то одну всего! И автомат нальет в стакан из лейки с сиропом воду или без него!» Но вдруг себя почувствовав неловко, он замолчал и услыхал в ответ: «Тебе я запретила газировку! А запретила — это значит, нет!» — «Но почему?» — «Там грязные стаканы.» — «А мы помоем!» — «Замолчи, не ной.» — «Мы сбегаем домой помыть под краном! Мы принесем стакан из дома свой! Ведь все же пьют!» — «А ты на всех не тыкай!» — «Но всем же можно!» — «А тебе — никак!» — «Но все ребята, Вовка, Вероника, они же...» Но в ответ по попе — шмяк: «Сказала — нет! Не будет газировки! А чтоб не вздумал спорить и кричать, ты с завтрашнего дня не дружишь с Вовкой, и запрещаю во дворе гулять!» — «Ах мама, мама, ты такая злая!» — «Я злая? Почему же? Вовсе нет. Запомни, сын: чем больше запрещаешь, тем больше пользы и тем меньше вред.» И Генка замолчал. Он шел за мамой к районной поликлиники крыльцу, но было у него лицо упрямо и злоба пробегала по лицу. И с яростью, нехарактерной детям, он всё шептал: клянусь, я отомщу! Я вырасту! И людям всем на свете я всё на свете тоже запрещу! Я запрещу, что надо и не надо! Я покараю весь жестокий мир! Я отомщу за каждую досаду! За каждый мне не купленный пломбир! Я вырасту! Я буду главный самый! Я вам припомню! Я вам не прощу! Я запрещу все то, что любит мама! И все, что любит папа, запрещу! Я запрещу газеты, пароходы! И цирк! И диафильмы! И кино! Латвийские диковинные шпроты! Грузинское, молдавское вино! Я запрещу футбол и карусели! Поездки к морю взрослых и детей! Скакалки, прятки, салочки, качели! И всех на свете птиц! И всех свиней! Я запрещу из Минска простоквашу! И молоко, и пиво по стране! И кашу! Слышишь, мама? Эту кашу, которую ты утром варишь мне! Скажу «нельзя» — и словно встанет стенка! Скажу «нельзя» — и задрожит страна! Я вырасту! — шептал сквозь зубы Генка. — И месть моя окажется страшна!
Леонид Каганов
IWill
Сообщения: 272
Зарегистрирован: 3 ноя 2006, 22:32
Благодарил (а): 1 раз
Контактная информация:

Сообщение IWill »

Авас, не обижайтесь!
ah1005
Сообщения: 46
Зарегистрирован: 13 окт 2007, 01:08
Откуда: Киев
Благодарил (а): 2 раза
Поблагодарили: 5 раз

Сообщение ah1005 »

Я знаю, что всё упрощаю,
Но мне так светлее живётся.
И многое людям прощаю,
И шрамов не остаётся.

Случайные встречи забуду,
Прощальных венков не сплету,
Ошибок молчащую груду
В совок аккуратно смету.

Но всё же сомнения гложат:
Без шрамов ты - кукла пустая
Коль память твою не тревожат
Обиды, сквозь боль прорастая...

Душа превращается в мима,
Во множественность отражений.
Ты просто скрываешь под гримом
Штрих-коды своих поражений...

Но я не желаю драмы.
Уверуйте иноверцы,
Что это совсем не шрамы.
Татуировки. На сердце.
Автор неизвестен
Talifa
Сообщения: 2106
Зарегистрирован: 21 янв 2004, 08:26
Благодарил (а): 27 раз
Поблагодарили: 289 раз

Сообщение Talifa »

Ода Перельману

С виду мужичок обыкновенный — в пиджачке, не бомж, не наркоман — взял да вывел формулу Вселенной русский математик Перельман. Вывел скромно, мелкими шагами, чтоб понять, как сделан этот мир. Показал ее старушке-маме и пошел на кухню пить кефир.
Формула далась ему не сразу — он к ней шел, как ежик сквозь туман. Целых двадцать лет ее, заразу, вывести пытался Перельман! Грыз гранит, как роет экскаватор, подбирался к ней издалека, мучил верный микрокалькулятор марки «Электроника МК». В формуле частей и скобок много: синус, тангенс, дельта, интеграл. В формуле была ошибка Бога (Перельман чинить ее не стал). Формулу найти мечтал бы каждый математик мира. Но она снилась Менделееву однажды (только тот не понял ни хрена). За нее отдать хоть жизнь, хоть почки обещал Эйнштейн. И он был рад отгадать три буквы в нижней строчке — те, что е = мс2.
Формула же всех процессов в мире, чтоб представить мог любой плебей: это где-то пятьдесят четыре метра интегралов и дробей. Если там подставить в логарифмы имя, телефон, объем груди, и еще чего-нибудь для рифмы вынести за скобки позади, сверху — GPS-координату, снизу — подпись, и число, и год… — то она покажет каждый атом! В смысле, что и где произойдет.
Если ж сократить ее безмерно, указав у формулы внутри, что пространство, как у нас, трехмерно, и константа Пи — примерно три, то для частной примитивной схемы в нашей галактической дыре формула рисует теоремы хоть Ферма, а хоть Паункаре. Этот-то пустяк по доброй воле Перельман и скинул в интернет, пререкаясь с анонимным троллем в чате «матанализ точка нет». И пошло… Закопошилась пресса. Крики «Гений!», «Бред!», «Мое, отдай!» (оказался тролль — большой профессор, как считает весь его Китай).
И уже наутро Перельману раздались звонки его коллег: мол, какие творческие планы? Допиши-ка восемь человек в авторы статейки по секрету. Ты ж в науке, не в монастыре. Мы ж все вместе доказали эту… как там, говоришь? Пуанкаре?
Отключив мобильник от эфира, телефону оборвав шнурок, Перельман собрался за кефиром. Хорошо, что посмотрел в глазок! У него за дверью прямо в метре — журналисты, поп, какой-то мент, да еще какой-то Виктор Петрик с транспарантом «выкуплю патент!», да еще налоговый инспектор, и отец Кирилл, и дед Пихто, да студент Раскольников с конспектом и какой-то штукой под пальто, контактеры, репортеры, дуры, почтальоны с кучей барахла, и Каспаров с шахматной фигурой в виде двухголового орла.
Все гудели и чего-то ждали. Перельман сказал: подите вон! И услышал: «Перельман, вам дали в институте Клэя миллион! Миллион! И в долларах! Его ведь — не засунешь целиком в карман! Мы пришли помочь его освоить! Если вы не против, Перельман».
«Нам — крестьянам!», — попросил Зюганов. «Нам — ученым!», — возразил студент. «Нам — на нано, нам на нано, нано!», — спели под гармошку поп и мент. И какой-то пьяный бомж в халате все хрипел и кашлял: «Гриша, бля! Мы ж с тобой учились на физмате! Дай на пиво два в шестой рубля?» А один, забравшись на ступеньки, громко объявил, как только мог: «ПЕРЕЛЬМАН СЕБЕ ОСТАВИТ ДЕНЬГИ!!!», — и давай подмигивать в глазок.
Перельман глазок заклеил скотчем. Тумбочкой подпер входную дверь. Сел за стол, решителен и точен, размышляя: как же быть теперь? Вынул карандаш обыкновенный, старый калькулятор вынул он и подставил в формулу Вселенной и себя, и этот миллион. Показала формула такое, что уже и верится с трудом: как он с мамой где-то под Москвою начал строить загородный дом. Газ, водопровод, скандалы, крики, взятки, просьбы, штрафы, местный суд. Как его дебильные таджики самосвалом две стены снесут. Как ему сидеть внутри машины, проклиная пробки по Москве. Как враги-коллеги режут шины в купленном для мамы БМВ. Как в ток-шоу «Есть ли Бог и Вера?» спорят с ним Малахов и Билан. Как он едет в лагерь Селигера пару лекций спеть под барабан. Как найдут внезапно кражу века и дадут ему условный срок: он же взял без кассового чека миллион, не уплатив налог. А Басманный суд накроет муза завести пятнадцать новых дел: что, читая лекции по ВУЗам, Перельман оттуда тырил мел. И примерно все в таком же роде — посадили, отобрали дом, а затем по формуле выходит сердце, два инсульта и дурдом… Перельман воскликнул: «Сгиньте, гады! Премия мне ваша не нужна! Есть кефир, а больше мне не надо! Быстро все пошли отсюда на!»
Леонид Каганов
доцент Авас
Сообщения: 780
Зарегистрирован: 16 дек 2009, 12:10
Благодарил (а): 132 раза
Поблагодарили: 29 раз

Сообщение доцент Авас »

Плыви, как прежде, неустанно
Над скрытой тучами землей,
Своим серебряным сияньем
Развей тумана мрак густой.
К земле, раскинувшейся сонно,
С улыбкой нежною склонись,
Пой колыбельную Казбеку.
Чьи льды к тебе стремятся ввысь.
Но твердо знай, кто был однажды
Повергнут в прах и угнетен,
Еще сравняется с Мтацминдой,
Своей надеждой окрылен.
Сияй на темном небосводе,
Лучами бледными играй,
И, как бывало, ровным светом
Ты озари мне отчий край.
Я грудь свою тебе раскрою,
Навстречу руку протяну,
И снова с трепетом душевным
Увижу светлую луну.

Ходил он от дома к дому,
Стучась у чужих дверей,
Со старым дубовым пандури,
С нехитрою песней своей.
А в песне его, а в песне -
Как солнечный блеск чиста,
Звучала великая правда,
Возвышенная мечта.
Сердца, превращенные в камень,
Заставить биться сумел,
У многих будил он разум,
Дремавший в глубокой тьме.
Но вместо величья славы
Люди его земли
Отверженному отраву
В чаше преподнесли.
Сказали ему: “Проклятый,
Пей, осуши до дна...
И песня твоя чужда нам,
И правда твоя не нужна!”

Когда луна своим сияньем
Вдруг озаряет мир земной
И свет ее над дальней гранью
Играет бледной синевой,
Когда над рощею в лазури
Рокочут трели соловья
И нежный голос саламури
Звучит свободно, не таясь,
Когда, утихнув на мгновенье,
Вновь зазвенят в горах ключи
И ветра нежным дуновеньем
Разбужен темный лес в ночи,
Когда, кромешной тьмой томимый,
Вновь попадет в свой скорбный край,
Когда кромешной тьмой томимый,
Увидит солнце невзначай, -
Тогда гнетущей душу тучи
Развеют сумрачный покров,
Надежда голосом могучим
Мне сердце пробуждает вновь,
Стремится ввысь душа поэта,
И сердце бьется неспроста:
Я знаю, что надежда эта
Благословенна и чиста!
И.С.
P.S. И вы не обижайтесь
Время всех нас рассудит.
Аватара пользователя
Nik-On/Off
Сообщения: 1214
Зарегистрирован: 16 июн 2009, 20:40
Благодарил (а): 508 раз
Поблагодарили: 379 раз

Сообщение Nik-On/Off »

Друг без друга

Дай мне тебя измучить самой запретной лаской.
Властью своей минутной дай наиграться всласть.
Страсти моей внимая, с легкой твоей подсказки
Тайну твоих желаний мне помоги украсть.
Привкусом горькой муки, отзвуком сладкой дрожи
Память летит по кругу, яростно, во всю прыть.
Знаешь, мы друг без друга жить, несомненно, сможем,
Если забыть сумеем то, что нельзя забыть...
Майка
कोऽहम्?
доцент Авас
Сообщения: 780
Зарегистрирован: 16 дек 2009, 12:10
Благодарил (а): 132 раза
Поблагодарили: 29 раз

Сообщение доцент Авас »

Не дождётесь!
Talifa
Сообщения: 2106
Зарегистрирован: 21 янв 2004, 08:26
Благодарил (а): 27 раз
Поблагодарили: 289 раз

Сообщение Talifa »

Я буду мстить за нелюбовь.
Но не тебе. Тебе попозже.
С тобой я отпустила вожжи
И сдуру наломала дров.

Я буду мстить за нелюбовь,
Других сводя с ума любовью –
Удавку затяну не больно
Петлёю из обманных слов.

Я буду мстить за нелюбовь,
Легко даря тепло и нежность,
И пусть тебя измучит ревность,
Терпи теперь, не прекословь.

Я буду мстить, а ты смотри:
Твоя синица улетает
И журавлём в тумане тает,
Сжигая болью изнутри...
© Copyright: Непобеждённая, 2009
Olexandr
Сообщения: 182
Зарегистрирован: 18 апр 2007, 07:17

/

Сообщение Olexandr »

А чье это?
Аватара пользователя
Виктор
Основатель Школы
Сообщения: 11337
Зарегистрирован: 14 мар 2002, 07:27
Откуда: Москва
Поблагодарили: 1310 раз

Сообщение Виктор »

Это Наташа, 21 год, Украина...

Я считаю минуты… мне день без тебя - словно век...
Как же хочется мне к твоему прикоснуться плечу...
Ты за тысячу вёрст, мой любимый, родной человек.
Твоё имя тихонечко я в полусне прошепчу...

Мы с тобою две птицы, что в небе бездонном парят,
Мы с тобой – две звезды, что сияют в безлунной ночи…
И весенние ветры о нашей любви говорят.
И волшебным теплом нас её согревают лучи...

Знаешь, нет ничего в этом мире превыше любви.
В наших душах и в наших сердцах место есть для неё...
Ты меня извини за невольные слёзы мои…
Не могу без тебя... Я люблю тебя, счастье моё!
Аватара пользователя
Виктор
Основатель Школы
Сообщения: 11337
Зарегистрирован: 14 мар 2002, 07:27
Откуда: Москва
Поблагодарили: 1310 раз

Сообщение Виктор »

Быть хорошим другом обещался,
звезды мне дарил и города.
И уехал,
и не попрощался.
И не возвратится никогда.
Я о нем потосковала в меру,
в меру слез горючих пролила.
Прижилась обида,
присмирела,
люди обступили
и дела...
Снова поднимаюсь на рассвете,
пью с друзьями, к случаю, вино,
и никто не знает,
что на свете
нет меня уже давным-давно.

* * *
Сто часов счастья...
Разве этого мало?
Я его, как песок золотой,
намывала,
собирала любовно, неутомимо,
по крупице, по капле,
по искре, по блестке,
создавала его из тумана и дыма,
принимала в подарок
от каждой звезды и березки...
Сколько дней проводила
за счастьем в погоне
на продрогшем перроне,
в гремящем вагоне,
в час отлета его настигала
на аэродроме,
обнимала его, согревала
в нетопленном доме.
Ворожила над ним, колдовала...
Случалось, бывало,
что из горького горя
я счастье свое добывала.
Это зря говорится,
что надо счастливой родиться.
Нужно только, чтоб сердце
не стыдилось над счастьем трудиться,
чтобы не было сердце
лениво, спесиво,
чтоб за малую малость
оно говорило "спасибо".
Сто часов счастья,
чистейшего, без обмана.
Сто часов счастья!
Разве этого мало?

* * *
У мокрых камней выгибает волна
литую покатую спину.
Над черным хребтом Карадага
луна
истаяла наполовину.
Срываются звезды
с десятков орбит,
их росчерк мгновенен и светел.
Тревогу,
тревогу,
тревогу трубит
в ущельях полуночный ветер.
Пока фосфорящийся след не потух,
желанье
шепчу я поспешно.
Одно неизменное.
Места для двух
не стало в душе моей грешной.
К осеннему небу
прикован мой взгляд,
авось я судьбу переспорю!
...А звезды летят,
и летят,
и летят,
и падают в Черное море.

* * *
Я прощаюсь с тобою
у последней черты.
С настоящей любовью,
может, встретишься ты.
Пусть иная, родная,
та, с которою - рай,
все равно заклинаю:
вспоминай! вспоминай!
Вспоминай меня, если
хрустнет утренний лед,
если вдруг в поднебесье
прогремит самолет,
если вихрь закурчавит
душных туч пелену,
если пес заскучает,
заскулит на луну,
если рыжие стаи
закружит листопад,
если за полночь ставни
застучат невпопад,
если утром белесым
закричат петухи,
вспоминай мои слезы,
губы, руки, стихи...
Позабыть не старайся,
прочь из сердца гоня,
не старайся,
не майся -
слишком много меня!
Вероника Тушнова
Аватара пользователя
Виктор
Основатель Школы
Сообщения: 11337
Зарегистрирован: 14 мар 2002, 07:27
Откуда: Москва
Поблагодарили: 1310 раз

Сообщение Виктор »

Всю ночь собаки матерятся
от ругани пьяным-пьяны.
Проблемы равенства и братства
и у дворняг не решены.

Навалом у собак свободы,
а воли даже через край.
Междупартийные разброды
напоминает алчный лай.

У псов, что на цепи, немножко
приличней и угрюмей вой.
Зато всегдашняя кормежка
и крыша есть над головой.

Злосчастие собачьей свадьбы
от митинга не отличишь.
Сам матюгаешься — поспать бы
и услыхать в округе тишь.

Огромный телевизор где-то
включили — и теперь одно
глядит привыкшая планета
провинциальное кино.

Соседской Чомбы на экране
ликующий мордоворот.
Такая техника на грани
фантастики — что жуть берет.

Посмотришь утром — без движенья
барбос лежит — суров, лохмат.
И столько самоуваженья —
как будто местный меценат.

В постели все на все похоже
часов в двенадцать по ночам.
Собачий холодок по коже
от моськиных самореклам.

Поди попробуй, если плохо,
оставив теплую кровать,
Простуженного кабысдоха
на полуслове оборвать.

А если мимо легковушка
проедет — сам хоть волком вой.
Собачится на всю катушку
наш околоток сам не свой.

Узнаешь, выслушав Джульбарса,
как ночь родимая черна.
Сопит сердито государство,
хрипит безграмотно страна.

Грызня идет принципиально,
и сколько раз под эту муть,
под этот мат я спал нормально,
а вот сегодня — не уснуть.

Закрой глаза в ненужном мраке,
собачью слушай саранчу.
Я сам родился в год собаки,
но я ночами не кричу.

Мат-перемат кругом собачий.
Полканы делятся с тобой
остервенелою удачей,
четвероногою судьбой.

Вскочить бы, крикнуть, камень бросить.
Очнешься — затекла рука.
Рассвета лиловеет просинь.
На грядке зреют облака.
Александр Бугров

* * *
Февраль. Искрят колючие венки
высоких звезд... Иллюзий не осталось.
Глотаю слезы. Жгу черновики.
И постигаю собственную малость.

Как сладостно в полночный снегопад
расписываться в творческом бессильи!
И плакать, и смеяться невпопад...
Напрасно рифмы стаями бесили

рассудок мой: внавал, впритык, внахлест
сплетались, жгли — и мимо, снова мимо...
Поэзия! Огонь высоких звезд!
Как ты жестока! Как непостижима!

Есть высший смысл. Не в строчках на листе,
не в гладко зарифмованных мычаньях,
а где-то там — в щербатой немоте,
в бездонном красноречии молчанья.

Там нет дорог — одни лишь тупики.
И молнии мгновенных озарений.
А здесь... Февраль. Горят черновики
ненужных никому стихотворений...

* * *
Настанет срок. Растает грим.
Умолкнет гул восторга.
И содрогнется Третий Рим
от желтых орд Востока,

и сгинет — сколько бы ни выть,
надрывно и натужно...
Ну а Четвертому — не быть.
Да это и не нужно.

Заглохнет жидкое "ура",
и вытянутся морды,
и потекут через Урал
лопочущие орды.

Не нам, в могуществе своем
извечно убежденным,
десятерых валить вдвоем...
Что ж, горе побежденным.

Исчезнет Родина моя —
и с вечностью сроднится.
Перевернется бытия
печальная страница.

Качнется стрелка на весах.
Остынут наши трупы...
И замолчат на небесах
архангельские трубы.

Мужайся, витязь Пересвет!
Славянской крови запах
поделит тотчас белый свет
на Азию — и Запад.

А дальше — век последних драк.
И ядерные шутки.
И — мрак. Холодный черный мрак.
Бессмысленный и жуткий...

***
Прекрасен блеск военных униформ.
Любые комментарии излишни.
Чем больше в мире всяческих реформ —
тем суть его страшней и неподвижней.

Прогресса нет — есть пруд, а не река.
Меняются, пожалуй, только даты.
Во все века, на всех материках,
ценились не Сократы, а солдаты —

готовые безропотно служить,
пока за них и мыслят, и решают.
Политики мешают только жить —
а умирать нисколько не мешают.

Воистину святое ремесло —
вести на смерть толпу себе подобных.
Победы, что оно нам принесло,
в учебниках расписаны подробно.

Какие были ставки на кону!
Любая ложь всегда рожала тройню!
Народы торопились на войну
как тощие быки на скотобойню.

Взрывалось залихватское "ура"
над грохотом ликующего марша —
и вырастала новая гора
сырого человеческого фарша.

Всемирная история проста:
сегодня мы их — а потом они нам!
Проблема лишь в параметрах креста:
быть Человеком — или гражданином...

* * *
Какая разница: Гайдар ли, Греф ль,
нас не спасут и боги Илиады —
с тех самых пор как стал московский Кремль
столицей мировой дьяволиады.

Рыдай, страна поэтов и ворюг!
Ты шла к Исусу, а придешь — к Иуде.
Я не боюсь того, что говорю.
Я просто знаю: так оно и будет

в конечном счете — кто б нас ни таскал
по всяческим развязкам и завязкам...
Умри, моя славянская тоска,
в прозрачном сумасшествии славянском...

Ноктюрн

День угасал. Прозрачной чернью
Господь фиксировал сие.
Печальным светом невечерним
переполнялось бытие.

Природа грезила о Боге,
и мелкий дождик лил рысцой —
и атеист, зверек двуногий,
бежал по гравию трусцой.
Николай Буторин
Likos
Сообщения: 290
Зарегистрирован: 14 фев 2005, 17:09
Благодарил (а): 4 раза
Поблагодарили: 6 раз

Сообщение Likos »

я вышел от старых знакомых
холодным воскресным утром
неподалеку от дома
встретился с проституткой

встреча была не случайной:
в доме, откуда я вышел
кажется жил их начальник,
он же считался их крышей

здесь проводил он смотрины
девушек новых имел
тут их сажали в машины
для проститутских их дел

ветер колышит рябину
птицы красиво поют
здравствуй, сказал я, Марина,
как оказалась ты тут?

ты же теперь проститутка!
как мне тебя величать?
может быть будет замутка
мне в полцены тебя взять?

помнишь как в школе какой-то
вместе учились с тобой,
я называл тебя сойкой,
дикою птицей лесной

ты отвечала любовью,
первой была ты моей,
вместе вредили здоровью
в детстве мы нюхали клей

денег теперь мне не хватит
чтобы тебя увести
барин на джипе подкатит,
а ты, брат, не стой на пути!

что ж ты стоишь как немая?
что отвернулась, молчишь?
где остановка трамвая,
хоть подскажи мне, малыш

и на прощанье, Марина,
хоть улыбнис, хоть кивни,
видиш — иду с вечерины,
много болтаю фигни

сорри за пьяные шутки,
что натрещал — позабудь.
мне не нужны проститутки,
так проживу как-нибудь.

***
на скамейке в углу у окна
выжидательно выпучив глаза, в вагоне пустом
сидит, сразу ясно что он (картина ясна)
пьяный человек, занимающийся умственным трудом

умственный труд в вагоне, у окошка
узнавать, листая трехцветные таблоиды
каким местом мурлыкает кошка
и что чувствует человек, когда ему отрубают голову

и что все женщины, которые хотят трахаться с интеллигентными людьми
стараются быть немного похожими на Ренату Литвинову
исключение составляют те, что с детьми
и те, кому за сорок с полтиною

для него поют музыканты
и ревущий резиновый шарик летит скозь вагон торпедою
и продают предательские таблоиды атланты,
где помещают фотографии дев-неевропеидов

средь гламурных фашистов пляшет Ктулху,
потрясая над головою странной иконкой
и за поездом скачет такой сивка-бурка,
что Бледный Конь нервно курит в сторонке

***
Проезжая мимо помойки
Иногда увидишь: в грязи
Лежат холодильник или плита,
Расписанные фантастическими цветами.
Эта тяга народа к творчеству
Умиляет и настораживает,
Но примитивное зодчество
Помойку облагораживает.

Твой холодильник не такой, как у всех,
На твоем серванте — бумажная аппликация.
На стене — картина неизвестного художника,
Который умер в четырнадцать лет
Во время мастурбации.
Ты как вылезший наружу конец пружины диванной,
Ты была большая оригиналка.
Твой холодильник, раскрашенный странно
Я вспомнил, проезжая мимо свалки.
И пусть уже пусто, и нет просвета:
Потянулись заборы и гаражи,
Ты продолжаешь вкладывать душу в предметы,
В предметы, у которых нет своей души.
Андрей Родионов
Ответить