Стихи [каталог в первом сообщении]

"Отовсюду обо всем или мировой экран", - как говорил Бендер о своих снах.
Стрелок
Преподаватель Школы
Сообщения: 79
Зарегистрирован: 30 янв 2011, 19:08
Откуда: Украина
Благодарил (а): 120 раз
Поблагодарили: 13 раз

Сообщение Стрелок »

Владимир Высоцкий

Проделав брешь в затишье,
Весна идёт в штыки,
И высунули крыши
Из снега языки.

Голодная до драки,
Оскалилась весна —
Как с языка собаки,
Стекает с крыш слюна.

Весенние армии жаждут успеха,
Всё ясно, и стрелы на карте прямы,
И воины в лёгких небесных доспехах
Врубаются в белые рати зимы.

Но рано веселиться!
Сам зимний генерал
Никак своих позиций
Без боя не сдавал.

Тайком под белым флагом
Он собирал войска,
И вдруг ударил с фланга
Мороз исподтишка.

И битва идёт с переменным успехом:
Где — свет и ручьи, где — позёмка и мгла.
И воины в лёгких небесных доспехах
С потерями вышли назад из котла.

Морозу удирать бы,
А он впадает в раж:
Играет с вьюгой свадьбу,
Не свадьбу — а шабаш!

Окно скрипит фрамугой —
То ветер перебрал.
Но он напрасно с вьюгой
Победу пировал.

А в зимнем тылу говорят об успехах,
И наглые сводки приходят из тьмы,
Но воины в лёгких небесных доспехах
Врубаются клиньями в царство зимы.

Откуда что берётся —
Сжимается без слов
Рука тепла и солнца
На горле холодов.

Не совершиться чуду —
Снег виден лишь в тылах.
Войска зимы повсюду
Бросают белый флаг.

И дальше на север идёт наступленье,
Запела вода, пробуждаясь от сна.
Весна неизбежна — ну, как обновленье,
И необходима, как просто весна.

Кто славно жил в морозы —
Тот ждёт и точит зуб,
И проливает слёзы
Из водосточных труб.

Но только грош им, нищим,
В базарный день цена —
На эту землю свыше
Ниспослана весна.

Два слова войскам: несмотря на успехи,
Не прячьте в чулан или в старый комод
Небесные лёгкие ваши доспехи —
Они пригодятся ещё через год.
1972
Аватара пользователя
Виктор
Основатель Школы
Сообщения: 11337
Зарегистрирован: 14 мар 2002, 07:27
Откуда: Москва
Поблагодарили: 1310 раз

Сообщение Виктор »

Татьяна Бек

Ночь. Таврида татарская. Звезды с кулак. И калитка
Приоткрытая к гадалке, которую кличут Лариса.
Самодельные серьги с резьбою – из эвкалипта –
Тень бросают огромную, с тенью борясь кипариса.
Маргинальная вечность лежит на руинах Союза.
Кошки сфинксами дремлют. Бродячие бродят собаки.
А Лариса сидит на кушетке, как нищая муза,
И на вечные знаки глядит в ослепительном мраке.
Как ни мучай колоду, в раскладе лидируют «пики»:
Не доходит в Россию письмо с самостийной Украйны.
Но Лариса уверена: жизнь на подъеме, на пике,
На волне высочайшей… И следствия – необычайны!
Мы выходим на трассу, а там - испытанье развилкой.
Спит земля крутолобая, будто вовек не грешила.
Да, Лариса была замечательной школьной училкой,
А теперь – без работы, и любит вино из инжира.
И содержит колонию кошек вблизи сараюхи,
И рисует ночные пейзажи в ключе «примитива».
… Если правда, что братья-кузнечики – мощные духи,
то Ларису еще ожидает безмерное диво.
О, крутые, высокие, тесные улочки Крыма,
Где ни выступ, ни щель не сулят благодушной развязки,
Где счастливая участь не то чтобы недопустима –
Невозможна… Но карты! Но кошки! Но кисти и краски!
Лето, 1997, Гурзуф

Павел Белицкий

Гурзуф


Южным берегом Крыма не пройти никуда,
Но черна и сладима, как в колодце вода,
Над тобой развернется (всю увидеть невмочь)
Та, что тихой зовется, – украинская ночь.
От вечери до утра подвизаются в ней
Мышь летучая – ультразвуковой соловей,
Да звезда, что на пляже, оттопырив губу,
За три гривны покажут ротозею в трубу.
От шашлычного дыма навернется слеза.
Нет ни юга, ни Крыма, только черная зга,
Ни цикады, ни шороха, черный тупик,
Здесь Ваал или Молох откусил материк.
Зажигалкою Criket сам себе посвети, –
С этим берегом Крыма ты сидишь взаперти,
Что на скалах подъятый нарезай виражи,
Что у моря – в девятом – по бетону кружи
Вдоль пивных или чайных. Коротай свою ночь,
Наблюдая случайно (тут ничем не помочь),
Как уфимский уролог, смытый черной волной,
Продает «Полароид» и уходит в запой.

Андрей Белов

Феодосия

Был Крым уже уставший и ночной,
И мы смотрели, провожая лето,
Как море искрилось под масляной луной,
Как поднималась в небо за одной
Другая красная, зеленая ракета.

Холодный пляж, маяк на высоте,
На горизонте - вымпел сухогруза,
И грустно; хоть не то, что быть беде,
Но завтра из купальщиков в воде
Останутся лишь глупые медузы.

Ночной ракеты оборвался ход
Над скалами прибрежными, над теми,
Где, помню, мы нашли уютный грот.
И в легкие врывался кислород,
А только нам казалось, будто время.
Профессор Дуб
Сообщения: 610
Зарегистрирован: 22 ноя 2010, 07:24

Сообщение Профессор Дуб »

В продолжение "Осады Севастополя" Г. Поженяна

Николай Доризо

Спросил я в Севастополе
Старушку:
- За что вы любите
Сожжённый этот город,
Где зданий,
в пепел
рухнувших,
Осколки,
Где каждый камень
В шрамах и рубцах? -
Ответила она
Неоропливо:
- Скажи,
Какая мать
Разлюбит сына
За то,
что он домой
из пекла боя
Вернулся
с искалеченным лицом?
Аватара пользователя
Виктор
Основатель Школы
Сообщения: 11337
Зарегистрирован: 14 мар 2002, 07:27
Откуда: Москва
Поблагодарили: 1310 раз

Сообщение Виктор »

Владимир Бенедиктов

Путевые заметки и впечатления
Близ берегов


В широком пурпуре Авроры
Восходит солнце. Предо мной
Тавриды радужные горы
Волшебной строятся стеной.
Плывем. Все ближе берег чудный,
И ряд заоблачных вершин
Все ближе. У кормы дельфин
Волной играет изумрудной.
И прыщет искрами вокруг.
Вот пристань! Зноем дышит юг.
Здесь жарко-сладок воздух чистый
Огнем и негой разведен,
И как напиток золотистый
Из чаши неба пролит он, -
Там – в раззолоченном уборе
Границ незнающее море
С небесной твердью сведено,
А тут – к брегам прижаться радо.
И, только именем черно,
Слилось, лазурное, оно
С зеленым морем винограда.
К громадам скал приник залив
И воды трепетные млеют,
И, рощи лавров отразив,
Густые волны зеленеют.

Кипело море млечной пеной,
Татарский конь по брегу мчал
Меня к обрывам грозных скал
Меж Симеисом и Лименой,
И вот они передо мной
Зубчатой высятся преградой,
На камне камень вековой,
Стена задвинута стеной,
Громада стиснута громадой,
Скала задавлена скалой.
Нагромоздившиеся глыбы
Висят, спираясь над челом,
И дико брошены кругом
Куски, обломки и отшибы,
А время, встав на их углы,
Их медленно грызет и режет,
Здесь слышен визг его пилы,
Его зубов здесь слышен скрежет.
Здесь бог, когда живую власть
Свою твореньем он прославил,
Хаоса дремлющую часть
На память смертному оставил.
Зияют челюсти громад,
Их ребра высунулись дико,
И между них сквозь мрачный ад
Ползет украдкой повилика,
Угрюмо дремлют мшистый дерн
И тощие нагие зелья,
Да кое-где колючий терн
Торчит иглами из ущелья.
И поперек путь узкий мой
Вдруг перехвачен, нет дороги!
Свернись, мой конь, ползи змеей,
Стели раскидистые ноги
Иль в камень их вонзай! Идет,
Подковы даром не иступит,
Опасный встретит переход,
Он станет, оком поведет,
Подумает и переступит,
И по осколкам роковым
В скалах, чрез их нависший купол
Копытом чутким он своим
Дорогу верную ощупал.
Уже скалы я миновал,
С конем разумным мы летели,
Эвксин ревел, валы белели,
И гром над бездной рокотал.

Потоки

Не широки, не глубоки
Крыма водные потоки,
Но зато их целый рой
Сброшен горною стеной,
И бегут они в долины
И чрез камни и стремнины.
Звонко прыгают волной,
Там, виясь в живом узоре,
Там теряясь между скал
Или всасываясь в море
Острием змеиных жал.
Смотришь, вот - земля вогнулась
В глубину глухим котлом
И растительность кругом
Густо, пышно развернулась.
Чу! Ключи, ручьи кипят, -
И поток быстрых змейки
Сквозь подземные лазейки
Пробираются, шипят;
Под кустарников кудрями
То скрываются в тени,
То блестящими снурами
Меж зелеными коврами
Передернуты они,
И, открыты лишь частями,
Шелковистый режут дол
И жемчужными кистями
Низвергаются в котел.
И порой седых утесов
Расплываются глаза,
И из щелей их с откосов
Брызжет хладная слеза;
По уступам вперехватку,
Впересыпку, вперекатку
Слезы те бегут, летят,
И снопами водопад
То вприпрыжку, то вприсядку,
Бьет с раската на раскат;
То висит жемчужной нитью,
То, ударив с новой прытью,
Вперегиб и вперелом,
Он клубами млечной пены
Мылит скал крутые стены,
Скачет в воздух серебром,
На мгновенье в безднах вязнет
И опять летит вперед,
Пляшет, отпрысками бьет,
Небо радугами дразнит,
Сам себя на части рвет.

Бахчисарай

Настала ночь. Утих базар.
Теснины улиц глухи, немы.
Луна, лелея сон татар,
Роняет луч сквозь тонкий пар
На сладострастные гаремы.

Врата открыл передо мной
Дворец. Под ризою ночной
Объяты говором фонтанов
Мечеть, гарем, гробницы ханов –
Молитва, нега и покой.

Здесь жизнь владык земных витала,
Кипела воля, сила, страсть,
Здесь власть когда-то пировала,
И гром окрест, и страх метала, -
И все прошло, исчезла власть.

Теперь все полно тишиною,
Как сей, увенчанный луною,
Глубокий яхонтовый свод.
Все пусто – башни и киоски,
Лишь чьей-то тени виден ход

Да слышны в звонком плеске вод
Стихов волшебных отголоски.
Вот тот фонтан!.. Когда о нем,
Гремя, вещал орган России,
Сей мрамор плакал в честь Марии,
Он бил слезами в водоем –

И их уж нет! – Судьба свершилась,
Ее последняя гроза
Над вдохновенным разразилась –
И смолк фонтан, - остановилась,
Заглохла в мраморе слеза.

Чатыр-Даг

Он здесь!.. В средину цепи горной
Вступил, и, дав ему простор,
Вокруг почтительно, покорно
Раздвинулись громады гор.
Своим величьем им неравный,
Он стал – один, и, в небосклон
Вперя свой взор полудержавный
Сановник гор, из Крыма он,
Как из роскошного чертога,
Оставив мир земной в пыли,
Приподнялся – и в царство бога
Пошел посланником земли.
Зеленый плащ вкруг плеч расправил
И, выся темя наголо,
Под гром и молнию подставил
Свое открытое чело.
И там, воинственный, могучий,
За Крым он ратует с грозой,
Под мышцы схватывает тучи
И блещет светлой головой.
И вот я стою на холодной вершине.
Все тихо, все глухо и темно в долине,
Лежит подо мною во мраке земля,
А с солнцем давно переведался я, -
Мне первому луч его утренний выпал,
И выказал пурпур, и злато рассыпал.
Таврида-красавица вся предо мной.
Стыдливо к ней крадется луч золотой
И гонит слегка ее сон чародейный,
Завесу тумана, как полог кисейный,
Отдернул и перлы восточные ей
Роняет на пряди зеленых кудрей.
Вздохнула, проснулась прелестница мира,
Свой стан опоясала лентой Салгира,
Цветами украсила, грудь подняла
И в зеркало моря глядится: мила!
Роскошна! Полна красотою и благом!
И смотрит невестой!.. А мы с Чатыр-Дагом
Глядим на красу из отчизны громов
И держим над нею венец облаков.

Чатыр-Дагские ледники
(фрагмент)

Что ж? До сердца ль здесь расколот
Чатыр-Даг? – Сказать ли: вот
Это сердце – снег и лед?
Нет, бесстрастный этот холод
Сдержан крымскою горой
Под наружной лишь корой.
Но и здесь не без участья
К вам природа, и бесстрастья
В ней законченного нет, -
Здесь на тяжкий стон несчастья
Эхо стонет вам в ответ,
Словно другом быть вам хочет,
С вашим смехом захохочет,
С вашим криком закричит,
Вместе с вами замолчит,
Сердцу в муках злополучья
Шлет отзвучья и созвучья:
Вздох ваш скажет: «Ох, беда!»
И оно вам скажет: «Да!» –
Так глубоко, так сердечно!
Этот воздух ледяной
Прохладит так человечно
Жгучий жар в груди больной.
Он дыханье ваше схватит
И над этим ледником,
Тихо, бережно покатит
Пара дымчатым клубком.
Этот мох цвести не станет,
До цветов ему – куда?
Да зато он и не вянет,
И не блекнет никогда.

Пещеры Кизиль-Коба

Где я? – брожу во мгле сырой;
Тяжелый свод над головой, -
Я посреди подземных сфер
В безвестной области пещер.
Но вот – лампады зажжены.
Пространства вдруг озарены:
Прекрасен ты, подземный дом!
Лежат сокровища кругом;
Весь в перлах влаги сталактит
Холодной накипью блестит, -
Там в тяжких массах вывел он
Ряд фантастических колонн;
Здесь облачный накинул свод;
Тут пышным пологом идет
И, забран в складках, надо мной
Висит кистями с бахромой
И манит путника прилечь,
Заботы жизни сбросить с плеч,
Волненья грустные забыть,
На камень голову склонить,
На камень сердце опереть
И, с ним слиясь, - окаменеть.
Идем вперед – ползем – скользим,,
Подземный ход неизмерим.
Свод каждый, каждая стена
Хранит прохожих имена,
И силой хиной их руки
От стен отшиблены куски;
Рубцы и язвы сих громад
След их губительства хранят,
И сами собственной рукой
Они здесь чертят вензель свой,
И в сих чертах заповедных –
Печать подземной славы их.
И кто здесь имя не вписал?
И кто от этих чудных скал
Куска на память не отсек?
Таков тщеславный человек!
Созданьем, делом ли благим,
Иль разрушеньем роковым,
Бедой ли свой означив путь,
Чертой ли слабой – чем-нибудь
Он любит след оставить свой
И на земле, и под землей.
1845

К А-е-П-е Г-г
(по возвращении из Крыма)

В стране, где ясными лучами
Живее блещут небеса,
Есть между морем и горами
Земли роскошной полоса.
Я там бродил, и дум порывы
Невольно к вам я устремлял,
Когда под лавры и оливы
Главу тревожную склонял.
О вас я думал там, где влага
Фонтанов сладостных шумит,
Там, где гиганта Чатыр-Дага
Глава над тучами парит,
Там, где по яхонту эфира
Гуляют вольные орлы,
Где путь себе хрусталь Салгира
Прошиб из мраморной скалы -
Там, средь природы колоссальной,
На высях гор, на ребрах скал,
Оставил я свой след печальный
И ваше имя начертал.

Блеснет весна иного года,
И, может быть, в счастливый час,
Тавриды светлая природа
В свои объятья примет вас.
Привычный к высям и оврагам
Над дальней бездной, в свой черед,
Татарский конь надежным шагом
Вас в область молний вознесет –
И вы найдете те скрижали,
Где, проясняя свой удел
И сердца тайные печали
Я ваше имя впечатлел.

Николай Берг

«Афи»

«Кичкене, ахшам хаир»!*
для тебя, мой стройный тополь,
я готов забыть весь мир,
и Москву, и Севастополь.

В час, как тени упадут
На холмы и на долины.
И к молитве позовут
Правоверных муэдзины.

И сильней журчат ручьи
По садам Бахчисарая,
И засвищут соловьи,
Сладострастно замирая.

Заиграет ветерок
С тополями по вершинам –
В этот час под вечерок
Ты с горы идешь с кувшином.

И звенящая струя
Зарокочет по кувшину;
Выхожу тогда и я
Свой портфель походный вынув.

Начертать я в нем хочу
Стан твой, девственный и стройный,
Эти косы по плечу
И во взгляде пламень знойный.

И восточные черты,
Хоть неловко, хоть неверно…
Но опять с кувшином ты
Убегаешь, словно серна!

Ручки сложишь и стоишь
Над кувшином грациозно;
Я к тебе – но ты глядишь
Повелительно и грозно…

Я напрасно умолял
Дать мне хладного напитку –
Ты сказала: «Кель фантал!»*
И захлопнула калитку.
28 сентября 1855, Бахчисарай

*Добрый вечер, малютка (тат.)
*Приходи завтра (тат.)
Аватара пользователя
Виктор
Основатель Школы
Сообщения: 11337
Зарегистрирован: 14 мар 2002, 07:27
Откуда: Москва
Поблагодарили: 1310 раз

Сообщение Виктор »

Ольга Берггольц

Феодосия
Юрию Герману
Когда я в мертвом городе искала
ту улицу, где были мы с тобой,
когда нашла – и все же не узнала…
Лишь сизый прах и ржавчина вокзала!

…Но был когда-то синий-синий день,
и душно пахло нефтью, и дрожала
седых акаций вычурная тень…
От шпал струился зной – стеклянный,
зримый, -
дышало море близкое, а друг,
уже чужой, но все еще любимый,
не выпускал моих холодных рук.
Я знала: все. Уже ни слов, ни споров,

Ни милых встреч…
И все же будет год:
один из нас приедет в этот город
и все, что было, вновь переживет.

Обдаст лицо блаженный воздух юга.
подкатит к горлу незабытый зной,
на берегу проступит облик друга –
неистребимой радости земной.

О, если б кто-то, вставший с нами рядом,
шепнул, какие движутся года!
Ведь лишь теперь, на эти камни глядя,
я поняла, что значит - «никогда»,

что прошлого - и то на свете нет,
что нет твоих свидетелей отныне,
что к самому себе потерян след
для всех, прошедших зоною пустыни …
1935, 1947, Феодосия

Полдень

Как летел в тот полдень автобус,
Задыхаясь, дрожа, пыля!
Поворачивалась, как глобус,
Вечно праздничная земля.
О, как мчался автобус в полдень
Сквозь библейский простор холмов,
Виноградом и зноем полных,
Изукрашенных в плющ домов.
Сквозь дремучие гроздья хмеля,
Сквозь долины, потоки, поля,
Где в соку табаки дурели,
Слабо листьями шевеля.
Пахло медом, вином и мятой,
Но пьяней и нежней всего
Крымских яблок продолговатых
Ароматное торжество.
И дыхание до отказу
Перехватывал нам с тобой
Мир, открытый внезапно, сразу,
Изумленный самим собой.
Как подросток, мир, изумленный
Силой, крепнущей по часам,
Дерзкий, смуглый, краснознаменный,
Все, что есть, отдающий нам.

Владимир Берязев

Морской трамвай из Азии в Европу

Из России в Россию плывет катерок
Чрез пролив, что далече когда-то
По январскому льду князь ли Глеб пересек?
Тыща лет - только камень и дата.

В лето, Боже, какое-то - я, имярек,
Проплываю по старому курсу
На корме средь мешков, где небритый абрек
Щурит глаз и грызет кукурузу.

Где болгарские перцы в корзинах скрипят,
И старухи, что клушки-наседки,
Охраняют коляски: там, вместо внучат,
Гроздья - только что снятые с ветки,

Там пушистого персика розовый ворс,
И арбузы в пижамах курортных.
Ветер торга и табора на борт занес
Разнокрашенный говор народный.

Говорят, что нас встретит чужая страна,
Здесь Тамань, а за морем - таможня.
Говорят, что очнулся от сна Сатана,
Невозможное - снова возможно.

Я плыву и не знаю: зачем так давно
Нам назначено странствие это...
Просто-напросто, просто - дурное кино,
Закольцована старая лента.

Просто-напросто, просто... Но просто ли то?
Нет, не просто, не пусто, не глухо.
Греку даст сигарету красавец-бато.
К туркам сядет хохлушка-старуха...

Из России в Россию... А море шумит,
Катер борется с ветром наверно!
И не кончен ресурс. И не выбран лимит.
И жива наша вечная вера.

И всеобщего счастья златые ключи
Не потеряны в бешенной сече.
...Тыщу лет уж стоит на пороге Керчи
Русский храм Иоанна Предтечи!
17 августа1994

Тамань

Тмутаракань, Тументархан,
А много раньше - Гермонасса...
Накрой, кунак мой, дастархан
На глади синего паласа.

Твой предок возлагал халву
На ворс ковров Бахчисарая.
А я татарином слыву,
В роду татарина не зная.

Чингиса дух меж нами жив,
Но не скажу - кому он ближе.
За друга душу положив,
Мы оба пасынки Парижа.

Мы оба, щепоть чабреца
Бездумно растерев меж пальцев,
Впадаем в сон, где без конца -
Лишь песня воина-скитальца.

И здесь, на дальнем берегу,
Где много нас легло за правду,
Мы нынче общему врагу
Готовим общую награду.

Пусть в ножны вложены мечи,
Мечтает холм о граде прежнем.
...И чайка, ноги замочив,
Стоит на камешке прибрежном.
Профессор Дуб
Сообщения: 610
Зарегистрирован: 22 ноя 2010, 07:24

Сообщение Профессор Дуб »

А. Межиров

Ладожский лёд

Страшный путь!
На тридцатой,
последней версте
Ничего не сулит хорошего.
Под моими ногами
устало
хрустеть
Ледяное,
ломкое
крошево.
Страшный путь!
Ты в блокаду меня ведешь,
Только небо с тобой,
над тобой
высоко.
И нет на тебе
никаких одёж:
Гол как сокол
Страшный путь!
Ты на пятой своей версте
Потерял
для меня конец,
И ветер устал
над тобой свистеть,
И устал
грохотать
свинец...
— Почему не проходит над Ладогой
мост?! —
Нам подошвы
невмочь
ото льда
оторвать.
Сумасшедшие мысли
буравят
мозг:
Почему на льду не растет трава?!
Самый страшный путь
из моих путей!
На двадцатой версте
как я мог идти!
Шли навстречу из города
сотни
детей...

Сотни детей!..
Замерзали в пути...

Одинокие дети
на взорванном льду —
Эту теплую смерть
распознать не могли они сами
И смотрели на падающую звезду
Непонимающими глазами.

Мне в атаках не надобно слова "вперед",
Под каким бы нам
ни бывать огнем —
У меня в зрачках
черный
ладожский
лед.
Ленинградские дети
лежат
на нем.
Аватара пользователя
Виктор
Основатель Школы
Сообщения: 11337
Зарегистрирован: 14 мар 2002, 07:27
Откуда: Москва
Поблагодарили: 1310 раз

Сообщение Виктор »

Елена Благинина

Коктебель


Не море сияет и блещет,
И плещет в глаза синевой,
А стонет металл и скрежещет,
И жалуется как живой.

И в скрежете этом постылом
Всегда, наяву и во сне,
Я помню о береге милом,
О кроткой его тишине.

О той невысокой вершине.
Где солнечно и ветрово,
Где спят неразлучные ныне
Поэт и подруга его.

Залив Енышары

Тот берег и скудный и дикий
Не грозен, не страшен, не крут…
Чудовища силы великой
Его красоту стерегут.

Друг с другом они в заговоре.
Сомкнулась их цепь тяжело,
Следя, чтобы синее море
От них никуда не ушло.

На лапы они положили
Дремучие морды свои
И тусклые очи смежили,
И слушают ропот струи –

Бегущего мягко прибоя
На желтый, как охра, песок,
Размеренно, без перебоя,
Не прямо, а наискосок…

Евгений Блажеевский

Ялта


В удушливой влаге слова солоны,
Горячее бремя погоды.
У пристани пестрой стоят, как слоны,
Ленивые пароходы.
Купальщицы бродят густою толпой,
Фотограф, пригнувшись сутуло.
Снимает «на память», и дым голубой
Плывет от жаровен Стамбула.
Татарская слива ломает забор,
Трещит от приезжих квартира,
Но бронзовый Горький стоит среди гор,
Как путник – на пачке «Памира».
Но есть одиночество, есть высота
И вкрадчивый холод телесный,
Когда на машине ползешь возле рта
Гудящей над городом бездны.
Но есть непреклонный витой кипарис,
Что стал звездочетом у Бога,
И собственной жизни отвесный карниз,
И ночь у морского порога.
Густая, как деготь, несущая ритм
Откуда-то издалека,
Где бродит, крепчая, йод, и горит
Печальный огонь маяка.
И нет исчисления прожитым дням
В пространстве разъятом, разверстом,
И женщина в белом по мокрым камням
Уходит во тьму, как по звездам…
1984

Юрий Бобылев

Уж поверь, на свете все так просто.
Где-то между альфой и омегой
Медленно дрейфует полуостров
По следам библейского ковчега.
Верно Крым у Бога на примете.
Летний день, охваченный пожаром,
Очень плавно переходит в вечер.
Свечи зажигают в доме старом.
Время хладнокровно, как индеец,
На копье нанизывает числа.
И случайно зацепился месяц
Краем за верхушку кипариса.
Ветер надувает занавеску.
Женщина мораль читает мужу.
И рыбак натягивает леску,
Подсекая собственную душу.
О края навек застывшей лавы
Бьется море с монотонным гулом.
Время поработало на славу,
Стесывая каменные скулы.
Всяк свое обязан помнить место.
Голос обретает силу в хоре.
Ничего не выбросить из текста –
Ни травы, ни берега, ни моря…
Аватара пользователя
Виктор
Основатель Школы
Сообщения: 11337
Зарегистрирован: 14 мар 2002, 07:27
Откуда: Москва
Поблагодарили: 1310 раз

Сообщение Виктор »

Наталья Бобылева

Мангуп

Простые строчки.
Простые слова.
Не будет хитрых словосплетений.
Четыре тайны есть у меня.
Четыре тайны,
И еще одна –
Первая и последняя.

…Четыре тайны есть у меня:
Дырявый*
Кабаний
Сосновый
Мустанговый
Накрою ладошкой,
Осталась одна – самая странная.

Здесь солнце оранжевей
И небо светлее,
Ласточки крыльями воздух кроят,
Земляникой алеют поля,
И всюду пахнет скошенным сеном.

Сложные вещи здесь кажутся проще.
И плавится время,
И рушатся правила.
Отсюда взяла с собой, все, что смогла,
Только сердце оставила…

* Перечисляются «мысы» Мангупа, на самом деле это:
Ташкли-Бурун (Дырявый), Чуфут-Чоарган-Бурун (мыс
Призыва иудеев), Чамны-бурун (Сосновый) и Елли-бурун
(мыс ветров).


Владимир Болотин

Не сезон

Сезон окончен, измочален.
Календари уже не врут,
И только чайки на причале,
Как души бройлеров, орут.

Еще роскошные нимфетки
Сидят с братвою у стола,
Но шляпа неба серым фетром
Накрыла жаркие дела.

Не тот расклад, не та оттяжка.
Когда за томный «тет-а-тет»,
Да за наколотые ляжки
Горел огнем авторитет.

Ах, ЮБК… Бока помяты,
В карманах – ветер, в сердце – муть,
И надпись жирною помадой:
«До встречи в солнечном Крыму!»

До встречи? С кем? В упор не вижу,
Сезон окончен – не судьба.
И волны берег мой залижут,
Как свора брошенных собак.

Прыжок

Простор, пропитанный рапою,
Полоска берега узка,
Прибой лицо свое рябое
Стыдливо прячет между скал.

Скорее вниз: пусть путь извилист,
Как виноградная лоза.
Представь себе – ты старый
«Виллис».
И отказали тормоза.

На вираже – воздушный прочерк…
Ну что же море, примешь дань?
Пусть пузырями залопочет
Глубоководная гортань.

Пусть голубая невесомость
Качнется плавно, налегке
В прохладный мир, где вместо
солнца
Морские звезды на песке.
Nikeyn
Сообщения: 453
Зарегистрирован: 4 дек 2007, 22:17
Откуда: г. Брест

Стихи (указывать автора не возбраняется)

Сообщение Nikeyn »

Не трать себя, о друг, на огорченья,
На камни тягот, на долготерпенье.
Не зная завтра, каждое мгновенье
Отдай вину, любви и наслажденью!

«Вино пить – грех?! Подумай, не спеши!
Сам против жизни явно не греши.
В ад посылать из-за вина и женщин?
Тогда в раю, наверно, ни души.
Омар Хайям
It has all been very interesting
Профессор Дуб
Сообщения: 610
Зарегистрирован: 22 ноя 2010, 07:24

Сообщение Профессор Дуб »

Ю. Друнина

На носилках, около сарая,
На краю отбитого села,
Санитарка шепчет, умирая:
— Я ещё, ребята, не жила...

И бойцы вокруг неё толпятся
И не могут ей в глаза смотреть:
Восемнадцать — это восемнадцать,
Но ко всем неумолима смерть...

Через много лет в глазах любимой,
Что в его глаза устремлены,
Отблеск зарев, колыханье дыма
Вдруг увидит ветеран войны.

Вздрогнет он и отойдет к окошку,
Закурить пытаясь на ходу.
Подожди его, жена, немножко —
В сорок первом он сейчас году.

Там, где возле черного сарая,
На краю отбитого села,
Девочка лепечет, умирая:
— Я ещё, ребята, не жила...
Аватара пользователя
Виктор
Основатель Школы
Сообщения: 11337
Зарегистрирован: 14 мар 2002, 07:27
Откуда: Москва
Поблагодарили: 1310 раз

Сообщение Виктор »

Лев Бондаревский

Судак


Волна поднимала, несла,
и вновь на песок опускала.
То ласково так, не со зла,
русалок за косы таскала,
то била в железо быков
причала, являя свирепость...
И там на горе, высоко,
стояла старинная крепость...

Галина Борина

Мне досталось в наследство
Детство после войны.
Быстроглазое детство
Ранней крымской весны.

Цвёл в татарском селенье
Горьковатый миндаль.
Волны в солнечной пене,
Неба светлая сталь.

Нестареющий мрамор
Херсонесских колонн.
От изогнутых амфор
Запах древних времён.

Севастопольский ветер.
Белый дом на горе.
Красный мак на рассвете.
Первый класс в сентябре.

Мир прозрачен и звонок.
И безоблачны сны.
Из заросших воронок
Взгляд фиалок степных.

Никита Брагин

Этюд в алых тонах
(Крым в 1918)

Всё как прежде - сухие расщелины скал,
Сердоликов горячие жилы;
Заходящего солнца червонный металл
Опалил ожерелья кизила.

Но ни гостя в Каперне, причалы пусты,
На кремнистых дорогах заставы;
Разостлал над волной дымовые хвосты
Вражий крейсер под флагом кровавым.

Обезумевший мир опоясан мечом,
И не знает ни слёз, ни молитвы,
И закат вытирает о мыс Меганом
Заалевшее лезвие бритвы.

Это всё - лишь прелюдия худших годов!
Не смотри же на алое море,
Ясноокая! Жребий твой выпасть готов -
Чёрный голод и смертное горе.

Быстрой ласточкой, милая, оборотись,
Попрощайся с родным побережьем,
И сквозь облачный пурпур в горящую высь
Улетай, невесомо и нежно!

Улетай, моя радость! Открыта ладонь,
Расступаются скалы и воды...
Паруса подымает небесный огонь
Вдохновенья, любви и свободы...
Последний раз редактировалось Виктор 8 мар 2011, 23:41, всего редактировалось 1 раз.
Профессор Дуб
Сообщения: 610
Зарегистрирован: 22 ноя 2010, 07:24

Сообщение Профессор Дуб »

Михаил Луконин

«Власть ее не изучена...»

Власть ее
не изучена,
значительно преуменьшена,
пока что во всяком случае -
всесильна над нами
женщина.
Водительство пресловутое,
нам даное от рождения,
наше главенство дутое -
чистое заблуждение.
Укоренилось ложное
представленье привычное.
Жещина -
дело сложное,
явление необычное.
Эта простая истина
не каждому открывается.
Застенчиво
и таинственно
женщина улыбается.

Приходим, бедой отмечены,
подвигами небывалыми,
мы все равно для женщины
детьми остаемся малыми.

На взлеты и на крушения,
на все наши игры шумные
смотрят, даря прощение,
Женщины -
люди умные.
Спорится или ссорится,
любится или трудится,
забудется или вспомнится -
женщину надо слушаться.
Она одарит надеждами,
осмеивает сомнения.
Врачует руками нежными
тягостные ранения.
Учит она. Воспитывает...
Потом -
на разрыв
испытывает.
Аватара пользователя
Виктор
Основатель Школы
Сообщения: 11337
Зарегистрирован: 14 мар 2002, 07:27
Откуда: Москва
Поблагодарили: 1310 раз

Сообщение Виктор »

Валерий Брайнин-Пассек

Коктебельское лето
(По дороге в Тихую Бухту)

1. Начало пути

Наморщенная простыня
бутылочного стекла
уже к середине дня
густых небес голубее.
У края глаз пролегла
обманчивая западня,
серебряная игла,
сирены Пантикапея.

С обрыва видно насквозь,
что листья травы морской
стремятся не на авось,
но как магнитные стрелы -
как будто властной рукой
Господь на земную ось
навёл их поиск слепой,
несмелый и неумелый.

Кто б ни был ты - не спеши.
Пусть с этими заодно
побеги твоей души
направит Божья десница -
там тоже глухое дно
и тоже в сырой глуши
ни солнечно, ни темно,
но мрак золотой гнездится.

2. Приближаясь

Голубая с блёстками парча
дышит, тяжела и горяча,
сохнут в жёлтом обмороке травы,
смотрит из-за правого плеча
Кара-Дага профиль величавый.

Строгие изысканные краски
старой основательной закваски
на спаленных августом холмах,
из под ног ныряют без опаски
ящерицы в придорожный прах.

В каменистом выжженном краю
я печаль глухую затаю,
алого боярышника пламя
пусть украсит комнату мою
вместе с коктебельскими камнями.

Сердолики, родственники ягод,
на столе освобождённом лягут,
халцедонов млечные лучи
отстоят меня хотя бы на год
в городской удушливой ночи.

На пляже

Над белой галькой мечутся стрекозы,
их лица безволосы и безносы,
их руки не отбрасывают тени,
как будто лепестки ночных растений.

А море задремавшее - зловеще
когтистой лапой в побережье плещет,
глаза кошачьи в белой пене пряча,
оно к прыжку готовится незряче.

И солнце затаившееся тоже
рассеянно следит за нежной кожей,
в протуберанцах-шприцах разогрета
инъекция из ультрафиолета.

Грядущее лениво пасть разинет -
и ангел смерти с ликом стрекозиным,
и яд ожога, и удар прибоя
вонзятся в безмятежное, живое.

На будущее глядя без опаски,
ты не поймёшь смертельной этой ласки,
а там - пойдёшь мотаться по трамваям,
уже собой почти неузнаваем.

Александр Бригинец

Крымское

Я сидел на скале
и дышал морем,
которое
любовно играло с берегом.
Внизу качалась лодка,
В ней весело перешептывались
Юные нимфы
В смелых купальных костюмах.
А на косе вдали
Стояли мальчишки,
примеряясь,
С какой ноги
Ударить заходящее солнце.

Татьяна Брусенцова

На Ай-Петри

В вагончике, при тихом ветре
Взлетели мы к зубцам Ай-Петри.
Какой пейзаж! Какой простор!
Пирует ненасытный взор!
А вот и чудо из чудес –
Желанный «голубой навес».
Его хозяйка, тетя Шура
Из Соколиного аула,
Предложит гостю молоко
И пряник золотистый,
И кофе с вкусным крендельком,
И свежий чай душистый.
Легко и быстро, как факир,
Обслужит скромный вас Шакир.
С улыбкой дружеской Асан
Вас угостит вином «Шайтан»,
Нальет «Мускат» и «Изабеллу»…
А Усейин для вас умело
Плов приготовит, шашлычок,
Поклон отвесит и… молчок.
Есть здесь манты и чебуреки,
И хачапури, и самса –
Их вы запомните навеки,
Хотя еды – на полчаса.
А медовик! А пахлава!
Вы лучше встретите едва,
Ведь их готовит тетя Шура
Из Соколиного аула…
Летят вагончики над лесом.
Ай-Петри пик. Небес атлас.
В шатре под голубым навесом
С большим радушьем встретят вас.

***
В гурзуфском парке тишина.
Над морем, за Медведь-горою
Восходит солнце. И луна
Еще видна над головою.

Вспорхнула сойка, прокричав,
Нарушив таинство молчанья, -
И вновь покой. И с замираньем
Стоишь, дар речи потеряв.

Одна лишь бойкая волна,
Рассвет сияющий встречая,
Шумит, шумит, не умолкая,
Отсчитывая времена.
aleks-volkov
Сообщения: 8
Зарегистрирован: 5 окт 2010, 11:05
Поблагодарили: 1 раз

стихи

Сообщение aleks-volkov »

Ушла Зима,Весна и Лето...
И Осень...их уж не вернуть
Уйду и я...я знаю в лету
Как краток был мой бренный путь.

Весною вишня будет снова белой
По осень тучи будут хмуро лить слезу
И будут птицы так же петь как пели
И снег лежать зимой в саду

Меняться будут и восходы и закаты
Река луну собою отрожать
Клин журавлей с рассветом белый
В очередной раз будет улетать...
Винни-Пух и все-все-все
Сообщения: 1524
Зарегистрирован: 5 дек 2009, 14:02
Благодарил (а): 39 раз
Поблагодарили: 186 раз

Сообщение Винни-Пух и все-все-все »

Вот что недавно узнала (про "лесенку", конечно, доводилось слышать, но про оплату нет)
Изображение

Валерий Куринский

Куда-то

Ангела не вижу, но хранит он
столько лет и тело, и дела, —
эта мысль в уме моём взошла,
вечно удивительным не сытом.
В общем, слишком многого не видим
мы, стараясь убежать от зла, —
жизнь то ослепительно светла,
то глаза нам застит вдруг избитым,
с пошлостью себя отождествив,
дав тропе ещё один извив —
человеческой, всеобщей нашей,
что куда-то нас ведёт, ведёт,
как нам кажется, — всегда вперёд,
где мы помудреем, став чуть старше…

Партитура

Сочиняю прошлое своё,
а заодно и тех, кого запомнил
и чьими судьбами всю жизнь заполнил,
а также голосистых соловьёв —

один из них гнездо по вёснам вьёт
в душе моей… Ещё тогда я понял,
что в скорости погибнут от запоя
не худшие приятели, нытьём

измученные собственным своим и
суровостью кого-нибудь, чьё имя
они узнать при жизни не смогли.

Быть может, я, признаюсь честно, сдуру
вдруг превратил былое в партитуру,
но… так ведь лучше видно всё вдали.

Щит

Твоё есть у совсем тебе чужих,
которые так не считали сроду, —
им трудно и представить, что есть кто-то,
чьи качества напоминают их.

Но судьбы посылают людям миг
внезапных озарений — и мелодий
родных отрывки в голосе находит,
его впервые слыша, тот, кто сник

от одиночества, тоски и — вдруг
оказывается, что рядом друг,
чья музыка в душе его похожа

на ту, что в собственной его звучит.
Так родственность сооружает щит,
что защитить от брошенности может…

***
Пел чистый звон цикады Тси Байши и целился, как целятся из лука, - назад одну отодвигая руку и дальше жил на медные гроши.
Он как бы делал больше небольших и кисть учил рачительной науке: великий смысл искать в пустячной штуке, грозы исток распознавать в тиши.
Он находил приметы в неприметном и, сущности приравнивая к метам, в них попадал оттенком и чертой,
и дальше жить могло опять живое, когда он метко, словно добрый воин, ему дарил бессмертье красотой.
Профессор Дуб
Сообщения: 610
Зарегистрирован: 22 ноя 2010, 07:24

Сообщение Профессор Дуб »

Омск и "Лотос"

Никогда я не был в Омске -
Городе на западе Сибири.
Зато я знаю фирму «Лотос».
Повязан с нею я отныне.

Здесь учат жить без болезней
(Обученье - заочно-бесплатное),
Выпускают тренажёр панацейный.
Главная в фирме - Галина Благова.

«Есть женщины
в Русских селеньях!» -
Так и хочется классика вспомнить!
Нынче время других откровений.
Да и конь на скаку не в моде.

А вот в избы Галина заходит
С рассылкою -
(ждём как письма любовного!).
На меня с монитора смотрит,
Как с обложки журнала модного!

Так-что: „Русский, татарин, якут!
Будь свежим снаружи и по нутру́! -
Не кликай мышкою там и тут,
Сразу вставай на ‹www.lotos-om.ru›!“

А тем, кто не может заочно учиться,
Или любит всегда быть «в народе»,
«Лотос» перелётною птицею
Даст лекцию-семинар в их городе.

“Вобщем, граждане торопитесь -
«Феномен Фролова» заказывайте!
В кризис мало чего можно добиться.
А здоровье с ним точно наладите!“

Никогда я не был в Омске,
Где - Школа дыхания эндогенного.
Проездом буду наверное скоро.
(Прогуляюсь по улице Ленина).

Омар не Хайям
Апрель 2009г
Аватара пользователя
Виктор
Основатель Школы
Сообщения: 11337
Зарегистрирован: 14 мар 2002, 07:27
Откуда: Москва
Поблагодарили: 1310 раз

Сообщение Виктор »

Ну точно не тот Хайям... Бог мой, ну почему я не умер маленьким?!
Тогда бы не довелось кое-что прочесть... :oops:
Профессор Дуб
Сообщения: 610
Зарегистрирован: 22 ноя 2010, 07:24

Сообщение Профессор Дуб »

Виктор писал(а):Ну точно не тот Хайям... Бог мой, ну почему я не умер маленьким?!
Тогда бы не довелось кое-что прочесть...
Cпасибо за терпимость, уважаемый Виктор Сергеевич. 8)
Я хоть тоже достаточно терпеливый, но не настолько. То есть, "Омск и "Лотос" этого Омара точно бы на Вашем месте стёр.
Аватара пользователя
Виктор
Основатель Школы
Сообщения: 11337
Зарегистрирован: 14 мар 2002, 07:27
Откуда: Москва
Поблагодарили: 1310 раз

Сообщение Виктор »

Погожу до вечера и снесу.
Сил нет смотреть на это. Как там? - Поэт армейский сочинил стишок злодейский...
Профессор Дуб
Сообщения: 610
Зарегистрирован: 22 ноя 2010, 07:24

Сообщение Профессор Дуб »

Л. Каганов

Баллада о попиле бабла.

Люди всей страны с детьми и взрослыми,
рты открыв, забросив все дела,
просидели много лет под козлами,
на которых шёл распил бабла.

Где-то в небе руки мускулистые
двигали промышленный резак
и катились стружки золотистые
каждому в карман за просто так.

Кто повыше - тем за ворот кучами,
кто пониже - тем в карман пальто,
ну а что рассыпалось - окучили
те из нас, кто был вообще никто.

С жадностью хватали пальцы тощие,
что из толстых высыпалось вниз.
В выходной и в будни, днем и ночью -
над страной стоял веселый визг.

Стружки были теплые, веселые,
вкусно пахли хлебом и едой -
с легким ароматом нефтедоллара,
никеля и прочей ерундой.

Кое-кто купил коттеджик каменный,
остальные нет, но всем тепло.
Мы панелей накупили плазменных,
чтоб смотреть, как пилится бабло.

Сидя у экранов, водку пили мы.
Ну и что, а кто бы не запил?
Если сделан импортными пилами
грамотный промышленный запил?

Это ли мечта недостижимая?
Пусть китайцы пашут тяжело,
а над нами - вечное пилимое
толстое смолистое бабло!

Знай, сиди, фисташки с пивом лузгая,
под его ритмичные шумы.
Вот какая ты, идея русская, -
та, что столько лет искали мы!

Мы - цари! Вселенная - кормилица!
Стоит только глазом нам моргнуть,
всё бабло придет к нам и попилится,
устилая стружками наш путь!

Есть у нас приданное на выданье!
Нам не надо напрягать умы!
Мы уже купили Евровиденье!
И почти футбол купили мы!

И уже оделись в заграничное!
А потом к такому-то числу
тишина настала непривычная.
Словно кто-то выключил пилу.

Мы сначала думали не рыпаться.
Но потом дошло до нас слегка:
что-то сверху перестало сыпаться,
хоть внизу достаточно пока.

И сегодня нам пора обидеться:
что еще за кризис мировой?
С сентября бабло у нас не пилится!
Как у вас, ребята, с головой?

Ну-ка отвечайте без истерики,
кто придумал это западло?
Кризис где-то там у вас в Америке,
а у нас - не пилится бабло?!

Нам плевать на банки и на вкладчиков,
кто у вас чего не доплатил!
Вызовите срочно к нам наладчиков,
пусть наладят прерванный попил!

Если есть в башке у вас извилина,
быстро всё исправили, раз-два!
C сентября в стране бабло не пилено!
И уже кончается жратва...
2009
Ответить